Ценить себя: миссия невыполнима?
«Нужно просто полюбить себя».
У тебя когда-нибудь возникали подобные мысли? Как успехи?

В первом выпуске второго сезона подкаста рассказывала о том, почему так сложно перестать постоянно критиковать себя и начать лучше к себе относиться.
Интересно, что нужно именно «переставать» и «начинать», как будто изначально в наших заводских настройках переключатель любви к себе стоит на «выкл».
Почему самокритика для многих является основным инструментом управления собой?

Дело в том, что она связана с непринятием себя неидеального. У каждого есть своя Ахиллесова пята, но все по-разному к ней относятся.
Условно можно выделить три позиции:
1. Принятие себя: у меня есть свои слабые стороны, которые иногда доставляют неудобства мне или другим людям; но быть несовершенным — значит быть живым человеком. Я знаю о своих точках уязвимости, но при этом помню и о сильных сторонах.
2. Ценность вовне: я не принимаю свои слабые стороны и считаю, что они меня портят, что это не окей — быть неидеальным. Всвязи с этим у меня нет ощущения внутренней самоценности, и я пытаюсь самоутверждаться через внешние достижения. При этом, если у меня что-то не получается, я себя критикую, потому что это единственный способ заставить себя больше стараться, чего-то добиваться и через это восполнять ощущение своей ценности.
3. Самоунижение: у меня есть черты, которые мне не нравятся, и это ужасно. Еще хуже, если мне кто-то будет на них указывать, поэтому лучше я обезопашу себя, самостоятельно признавая свою ничтожность. Тогда, если кто-то начнет меня критиковать, мне будет не так больно, потому что я и так сам все про себя знаю.

Чтобы принимать себя со своими слабостями необходимо ощущение того, что ты априорно, вне зависимости от успехов и неудач, достаточно хорош и достоин любви. Причем такое ощущение внутренней самоценности не про то, что ты безупречен в любой ситуации. Напротив, ты разрешаешь себе быть небезупречным, как пел Джон Ледженд — со всеми perfect imperfections.

Внутренняя самоценность связана с типом привязанности, который формируется в раннем опыте общения со значимым взрослым.
Тип привязанности — это представление о том, насколько ты достоин любви и насколько другие люди готовы тебе ее дать. Джон Боулби выделил четыре основных типа:
1. Надежная привязанность формируется, если мама (или другой значимый взрослый) отзывчива, поддерживает эмоциональный контакт с ребенком, и ее поведение в целом последовательно. Люди с надежным типом привязанности обладают позитивным образом как себя, так и других, то есть верят, что достойны любви, и что другие люди могут ее давать. Благодаря этому ощущению безопасности, людям с надежной привязанностью не требуется постоянное подтверждение того, что они достаточно хороши, со стороны других. Это чувство безопасности и «достаточности» и есть внутренняя самоценность.
2. Тревожно-устойчивая, или амбивалентная, привязанность складывается в отношениях с непоследовательным взрослым: в одних ситуациях он мог проявлять тепло и заботу, а потом резко уходить или вдруг становиться холодным и дистантным. Люди с амбивалентной привязанностью хотят близости, но при этом у них есть ощущение, что в любой момент их могут предать или покинуть, поэтому они часто «цепляются» за своих партнеров и становятся полностью эмоционально зависимы от них. Для поддержания чувства собственной ценности в таком случае необходим постоянный позитивный фидбэк от других людей.
3. Тревожно-избегающий тип привязанности связан с тем, что значимый взрослый был нечутким, отстраненным и не учитывал потребности ребенка. Тогда формируется представление о том, что близость в целом недостижима, поэтому избегание выполняет роль защитного механизма: не подпуская слишком сильно другого человека, ты не будешь отвергнут. Людям с таким стилем привязанности сложно строить личные отношения, они чаще говорят о том, что никогда не были влюблены, меньше раскрываются перед другими людьми и редко ищут поддержку в других. Их самоценность основывается на внешних достижениях, таких как академические успехи, карьерный рост и так далее.
4. Дезорганизованная привязанность формируется в семьях, в которых ребенок подвергался физическому или психологическому насилию. Вследствие этого формируется негативное представление о себе и других людях. Как и при амбивалентной привязанности, человек нуждается в близости, но не может преодолеть ощущение того, что его нельзя любить, и что люди в целом не принимающие и жестокие. Самоценность при этом также полностью зависит от обратной связи со стороны других. Люди с таким типом привязанности могут сначала пытаться максимально приблизиться к партнеру (или эмоционально слиться с ним), а потом отвергнуть его, то есть в таком случае сочетаются реакции, характерные при амбивалентном и тревожно-избегающем стилях.

Таким образом, самоценность социальна по природе, то есть формируется в общении с другим человеком, но при этом не обязательно остается зависимой от оценки окружающих людей по мере взросления (как происходит в случае с надежной привязанностью).

Но никто не выбирает свое детство, и более того, в раннем возрасте, попадая в стрессовые ситуации, у нас не было ресурсов (ни психологических, ни физических), чтобы защитить себя. И если ранний опыт был для тебя в чем-то травматичным, и ты узнаешь свои черты в описании ненадежных типов привязанности, означает ли это, что возможность повлиять на свое ощущение самоценности осталась там же, где и твои первые детско-родительские отношения — в прошлом?

Джон Боулби, автор теории привязанности, говорил о том, что, сформировавшись в детстве, эти схемы продолжают оказывать влияние на протяжении всей жизни. Но это было в 60-х годах прошлого века, а современные работы показывают, что тип привязанности и, соответсвенно, отношение к себе и окружающим, меняются в течение жизни. Так, по результатам одного лонгитюдного исследования, около 30% людей переживают подобные изменения. Ученые выделили три главных фактора, способствующих этом процессу:
1. Глобальные перемены жизненных обстоятельств (болезни, расставания, смерть близких и другие);
2. Личностные изменения;
3. Межличностные отношения.

Но почему 70% людей все-таки продолжают жить с реакциями, сформировавшимися в прошлом? Джоан Давила объясняет это тем, что некоторые люди более чувствительны к изменению типа привязанности. Эта чувствительность зависит от того, верит ли человек в абсолютную истинность своей установки ("меня нельзя любить", "людям нельзя доверять" etc). Когда ты просто допускаешь возможность, что бывает и по-другому, чувствительность к изменению повышается, а с ней появляется опора для того, чтобы выбирать свою жизнь, а не быть пленником прошлого.
Для этого и создан Интеллигент — чтобы спрашивать: "а что, если может быть иначе?"
И искать ответы — вместе.
Ссылки:
1. То самое лонгитюдное исследование
2. Подробнее про типы привязанности
3.
Исследование Джоан Давила
Made on
Tilda